Курс рубля беспокоит малый бизнес

Предлагаем статью на тему: "курс рубля беспокоит малый бизнес" с комментарием от профессионального юриста.

Про свободный курс рубля. Что может быть с малым бизнесом?

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=http%3A%2F%2Frusrand.ru%2Ffiles%2F14%2F12%2F16%2F141216105247_original_plavanie-rublya

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Людмила Кравченко

Плавающий курс рубля, к которому перешел Центральный Банк, из плюсов включает в себя упреждение возникновения платежного кризиса. Фактически при ухудшении платежного баланса через изменение курса национальной валюты будет происходить выравнивание баланса. Для России это означает следующее: дальнейшее ухудшение платежного баланса за счет роста отрицательного сальдо инвестиций (из-за оттока капитала), услуг и торговли товарами (вследствие падения цены на нефть) будет компенсировано ослаблением рубля под действием механизма свободного плавания. Однако итогом станет такой негативный эффект, как нестабильность и неопределенность. Сейчас плавающего курса придерживаются несколько групп стран: это западные с низким уровнем инфляции и латиноамериканские, которые реализует либеральную модель по рецептам Вашингтонского консенсуса. Для последней группы стран это чревато нестабильностью. Украинская гривна, которая в этом году также перешла к свободному плаванию, сразу резко упала в цене с 8 до 12 гривен за доллар, дальнейшее ослабление продолжается.

Видео (кликните для воспроизведения).

В макроэкономических параметрах неустойчивости действовать российскому бизнесу окажется крайне сложно. Ослабление рубля продолжится и далее на фоне кризисных явлений в экономике и падения цены на нефть. Так, в сценарии ЦБ (который традиционно оказывается оптимистичнее реального), в 2015 году в России ожидается нулевой рост, в 2014 -0,3%. Стоимость нефти также будет падать, соответственно давление на рубль расти.

При плавающем курсе ЦБ фактически устранится от регулирования.

То есть в ближайшей перспективе стоит ожидать постепенного дальнейшего ослабления рубля. Для малого бизнеса это создает совокупность рисков.

Во-первых, снижение рубля будет и дальше негативно влиять на экономику, замедляя темпы роста.

В итоге государство для пополнения бюджета будет увеличивать налоговую нагрузку (наряду с масштабными кампаниями по приватизации), чтобы компенсировать падение нефтегазовых доходов.

Во-вторых, падение рубля снижает благосостояние граждан, следовательно, понижается их покупательная способность. С одной стороны, население может перейти к модели сбережения (а сейчас уже из-за нехватки рублевой ликвидности повышаются ставки на депозиты, то есть сберегать окажется более привлекательным, чем тратить), с другой стороны, повышение цен на импортную продукцию вынудит население покупать меньшие объемы.

Для малого бизнеса это негативно в том отношении, что задействованный преимущественно в торговле малый бизнес столкнется со снижением спроса.

К примеру, за счет падения рубля заработные платы россиян снизились, реальные доходы упали. На графике (рис.1) приведены данные о реальных доходах россиян (отношение к уровню 2000 года, в постоянных ценах, то есть без учета инфляции).

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=http%3A%2F%2Frusrand.ru%2Ffiles%2F14%2F12%2F16%2F141216101844_image001

Рис.1. Реальные доходы граждан, 2000=1 (по данным Росстата, расчет ЦНМПИ)

Динамика показателей розничной торговли товарами и предоставления услуг населению свидетельствует о снижении спроса в тех сферах, в которых работают предприятия малого и среднего бизнеса. Так с июня 2014 года темп роста оборота розничной торговли не превышает 2%. Наиболее стремительное сокращение происходит в секторе общественного питания. Объемы торговли продуктами питания, включая напитки, ниже уровня прошлого года (рис.2).

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=http%3A%2F%2Frusrand.ru%2Ffiles%2F14%2F12%2F16%2F141216101924_image003

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=http%3A%2F%2Frusrand.ru%2Ffiles%2F14%2F12%2F16%2F141216101937_image005

Рис.2. а) темп роста оборота розничной торговли и предоставления услуг населению; б)темп роста торговли продуктами питания, непродовольственными товарами и оказания услуг в сфере общественного питания ( по данным Росстата)

В-третьих, при плавающем курсе рубль продолжит снижение, что создаст дополнительные риски для предприятий в сфере торговли. Около 40% предприятий малого бизнеса занято в торговле, 20% проводят операции с недвижимым имуществом и арендой. Поскольку значительная доля товара, обращаемого на рынке – это импортная продукция, стоит ожидать роста издержек для малого бизнеса. Ослабление рубля приведет к уменьшению располагаемого оборотного капитала. Для собственного выживания бизнесу придется закладывать риски колебания валют в стоимость товаров и услуг.

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=http%3A%2F%2Frusrand.ru%2Ffiles%2F14%2F12%2F16%2F141216101948_image007

Рис.3. Структура предприятий малого бизнеса (включая микропредприятия) по видам деятельности, 2013 г. (по данным Росстата)

В-четвертых, ЦБ будет пытаться удерживать курс рубля через денежно-кредитную политику – путем изъятия рубля, то есть уменьшения рублевой ликвидности. Такая жесткая денежно-кредитная политика в перспективе может привести к удорожанию кредитов для малого и среднего бизнеса, если государство не будет оказывать дополнительные меры стимулирования. Сейчас главный кредитор малого и среднего бизнеса – МСП банк, который реализует государственную программу финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП) с 2004 года. Банкиры прогнозируют в ближайшее время увеличение ставок на 1-3%, что соотносится с ростом ключевой ставки ЦБ. Условия кредитования станут более жесткими: сроки предоставления займа составят в среднем 1-3 года, ужесточатся требования к залогу, кредиты будут преимущественно выдаваться на пополнение оборотного капитала, сложнее станет получить кредит на закупку оборудования, выкуп арендуемых площадей, пополнение автопарка.

Видео (кликните для воспроизведения).

В-пятых, вырастут издержи малого бизнеса за счет роста тарифов транспортных перевозок, коммунальных услуг, аренды площадей (складов, офисов, иных помещений). Неустойчивость рубля будет подогревать спекулятивные ожидания на рынке. Ослабление валюты вызовет удорожание на рынке недвижимости.

Повышение стоимости на топливно-энергетические ресурсы вследствие ослабления рубля приведет к росту тарифов грузоперевозок, повышению тарифов коммунальных услуг, также связанных с потреблением энергии.

Таким образом, переход к свободному курсообразованию повышает риски нестабильности. Они влияют на малый бизнес как непосредственно, так и косвенно. Так, прямое воздействие связано с ростом издержек малого бизнеса и сокращением покупательного спроса у населения. Косвенно свободный курс воздействует на малый бизнес через инструменты налоговой и денежно-кредитной политики. В целом ухудшение экономической ситуации в стране повышает риски обесценения рубля.

Комментарий написан для статьи “5 рисков «отпущенного» курса” в журнале “Расчет”.

Читайте так же:  Бесплатный автоюрист +7 (499) 703-51-68

Бизнес-омбудсмен Борис Титов в ходе встречи с президентом России Владимиром Путиным представил очередной доклад о проблемах отечественного предпринимательства.

Основой для отчета о положении вещей в бизнес-среде стали обращения российских бизнесменов, которых было рассмотрено более 26 тысяч, а также данные социологических опросов, в которых участвовали предприниматели. Титов сообщил, что по всей стране было проведено 60 специальных ситуационных анализов.

Выяснилось, что бизнесменов больше всего беспокоят: неопределенность, связанная с ситуацией в отечественной экономике, колебания курса рубля и ухудшение спроса. Экономические условия на сегодняшний день определяют особенности сложившейся ситуации, поэтому неудивительно, что круг проблем очерчен в первую очередь экономическими факторами.

По мнению Титова, российское предпринимательство остро нуждается в новых источниках дохода на фоне изменения условий на внутреннем и внешнем рынке. Главное желание бизнесменов — увидеть конкретную программу действий со стороны правительства, которая определит основные направления развития и вышеупомянутые источники дохода.

Владимир Путин признал, что для решения поставленных задач необходимо сначала обеспечить макроэкономическую стабильность.

Курс рубля продолжает вызывать беспокойство у предпринимателей, невзирая на достижение определенной стабилизации в последние месяцы. По словам более 80% опрошенных бизнесменов, ситуация в их фирмах не стала из-за этого лучше.

Президент России подтвердил тезис, что не все предприниматели довольны укреплением национальной валюты. Это объясняется тем, что отечественным бизнесменам, несущим расходы в рублях и работающим на экспорт, слабый рубль более выгоден.

Еще одна важная тема, которая была затронута на встрече Путина и Титова — неналоговые платежи. По словам бизнес-омбудсмена , определенные успехи, достигнутые в фискальной сфере, меркнут на фоне чрезмерно большого количества неналоговых платежей. Сами российские предприниматели в ходе соцопроса поставили налоговую нагрузку на шестое место в списке основных проблем.

Также бизнесмены обеспокоены участившимися за последний год проверками. 10% предпринимателей утверждают, что их компании проверяли не менее семи раз за этот короткий период. Кроме того, на 25% увеличилось число уголовных дел по мошенническим статьям.

Уважаемые читатели! Материалы сайта TBis.ru посвящены типовым способам решения налоговых и юридических вопросов, но каждый случай уникален.

Если вы хотите узнать, как решить именно ваш вопрос — обращайтесь в форму онлайн консультанта. Это быстро и бесплатно! Также вы можете проконсультироваться по телефонам: МСК – 74999385226. СПБ – 78124673429. Регионы – 78003502369 доб. 257

Падение курса рубля. Как это отразится на экономике в целом и на малом и среднем бизнесе в частности?

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fsmallbusiness.ru%2Fuploads%2Flibrary%2Fbig%2Fpadenie-kursa-rublya-kak-eto-otrazitsya-na-ekonomike-v-tselom-i-na-malom-i-srednem-biznese-v-chastnosti

В эпоху глобализации и развития международной торговли валютные курсы играют все большую и большую роль. Изменение стоимости иностранной валюты может иметь более серьезные последствия для экономики, чем просто изменение стоимости импорта.

Резкое падение рубля за последний месяц было довольно неожиданным, но причины его достаточно объективны. Во-первых, сказался переход ЦБ РФ от политики таргетирования валютного курса к политике таргетирования инфляции. Это значит, что Центральный Банк сокращает объемы интервенций на валютном рынке. Для этого ЦБ увеличивает границы валютного коридора, что вполне естественно вызывает повышенную волатильность курсов иностранных валют. В среднесрочной перспективе регулятор планирует совсем уйти с валютного рынка, и тогда курсы иностранных валют будут определяться чисто рыночными механизмами.

Во-вторых, увеличился отток капитала из России, что усилило эффект от сокращения валютных интервенций. Для инвесторов Россия привлекательна более высокими по сравнению с большинством развитых экономик процентными ставками, которые частично перекрывают риски ведения здесь бизнеса. Но фактическое стагнирование российской экономики с середины 2012 года и понижение прогноза долгосрочного роста ВВП до 2,5% в год не могли не сказаться на желании инвесторов держать в России капитал. Стоит отметить, что такая ситуация характерна не только для России. Инвесторы во всем мире сокращают свои вложения в развивающиеся экономики. Это связано с опасениями падения Китайской экономики и удешевлением сырья (после планирующегося начала поставок нефти из Ирана и развитием так называемой «сланцевой революции»).

Падение рубля позитивно скажется на экспортирующих компаниях, так как теперь их продукция на международном рынке будет стоить дешевле, но плохо на импортирующих, так как на внутреннем рынке они станут менее конкурентноспособными по сравнению с отечественными производителями. Даже если последних на рынке нет, компании-импортеры все равно столкнутся с падением продаж своей продукции в силу роста цен. В условиях российского рынка, когда большая часть потребительских товаров импортируются, от роста цен пострадают и потребители. Конечно, ослабление рубля — отличная возможность для отечественных компаний попытаться увеличить долю рынка. Так, в 1998 году после объявления технического дефолта и резкой девальвации рубля российская промышленность начала расти достаточно высокими темпами (7—10% в год). То есть ослабление национальной валюты можно рассматривать в качестве протекционистской меры.

Для импортоориентированных компаний остро встает вопрос оптимизации издержек. Чтобы сохранить прибыльность, им, скорее всего, придется проводить сокращения работников, с целью компенсировать рост затрат на закупки товаров.

Говоря о влиянии падения курса рубля на малый и средний бизнес, в первую очередь стоит учесть структуру этих секторов экономики. По последним данным Росстата, 38.3% малых и средних предприятий заняты оптовой торговлей, и слабый рубль сильнее всего ударит именно по ним, так как значительная часть товаров в потребительской корзине, как уже упоминалось, импортная.

Второй по численности малых и средних предприятий сектор экономики — сектор недвижимости. В данном случае однозначно предсказать последствия падения рубля невозможно. С одной стороны, нестабильность финансового рынка стимулирует людей инвестировать в недвижимость как в надежный и почти всегда растущий рынок. С другой, повышенная волатильность рубля усиливает спекулятивный спрос на валюту, что означает отток средств из других сфер экономики.

Меньше всего пострадают компании, занимающиеся транспортом и связью, так как эти сферы меньше всего связаны с иностранными рынками. Но транспортным компаниям надо быть готовым к возможному падению спроса на грузовые перевозки. Сфера услуг также вряд ли будет подвержена негативному влиянию.

Читайте так же:  Штатное расписание

В любом случае, резкое изменение курса рубля привносит дополнительную неопределенность. Товарный рынок всегда реагирует на изменившуюся экономическую конъюнктуру медленнее финансового, следовательно, на рынке возможны проявления неравновесия спроса и предложения.

Несмотря на то, что по плану ЦБ РФ инфляция в 2014 году не должна выйти за пределы 5%, удешевление национальной валюты вкупе с высокой долей импортных товаров в потребительской корзине окажет давление на инфляцию. По мнению аналитика Института «Центр развития» ВШЭ Николая Кондрашова, инфляция может оказаться на 0,4% выше ожидаемой.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев, уже отреагировал на падение рубля. Если в исходном плане действий был полный отказ от валютных интервенций, то сегодня встает вопрос о сохранении расширенного валютного коридора. Не стоит ожидать повторения 1998. На 1 января 2014 года валютные резервы ЦБ составляют 469,6 млрд. долларов, что позволяет ему при необходимости скорректировать курс. Рано или поздно переход к плавающему валютному курсу должен был быть осуществлен, и издержки, связанные с ним, были бы понесены в любом случае.

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fs0.rbk.ru%2Fv6_top_pics%2Fresized%2F1180xH%2Fmedia%2Fimg%2F1%2F66%2F754432028629661

KPMG опросила представителей малого и среднего бизнеса России и выяснила, какие проблемы беспокоят их больше всего. Для этого компания собрала 10 151 анкету в 82 регионах, а также взяла 578 комментариев предпринимателей о проблемах их бизнеса в свободной форме. Участники опроса оценивали проблемы по пятибалльной шкале, где «5» означает наибольшую степень актуальности проблемы, а «1» — наименьшую.

Кредитный голод и деловой холод

Лидирует среди проблем ограниченный доступ к финансовым ресурсам: 50% предпринимателей поставили в этой графе максимальный балл, а средняя оценка получилась 4,13. В комментариях респонденты упоминали чрезмерно высокие ставки по кредитам, сложность получения займов на долгий срок, невозможность взять кредит с отсрочкой на развитие.

Второе место в рейтинге головных болей малого и среднего бизнеса участники опроса отвели плохому бизнес-климату: 30% поставили здесь максимальный балл, средняя оценка — 3,47. Представители предприятий говорили, например, о чрезмерной бюрократии, низкой заинтересованности со стороны местного самоуправления, частых проверках контролирующих органов. «Частота изменения законодательства: приходится тратить время на приведение своего бизнеса в соответствие изменившемуся законодательству, а не собственно на бизнес», — приводит KPMG комментарий одного из респондентов.

Проблема номер три — кадровые ресурсы (3,44; 27%). «Очень низкая профессиональная подготовка молодых кадров», — жалуется в анкете один из предпринимателей.

На четвертую позицию респонденты поставили проблемы с доступом к рынкам сбыта, следом идут «поиск поставщиков товаров и услуг», «доступ к технологиям производства и обучения» и «инфраструктура».

«Нереально» высокие издержки

Давая комментарии в свободной форме, многие предприниматели отметили также высокие издержки («нереально высокая стоимость присоединения к электросетям», «повышение тарифов на электроэнергию»).

Это не исчерпывающий список трудностей бизнеса. Упоминались также высокие налоги и их повышение («Невероятно большие взносы за сотрудников. », — написал один из предпринимателей), конкуренция со стороны теневого бизнеса, распространение федеральных торговых сетей, «взаимосвязь предпринимательства с административным ресурсом», низкая информированность бизнеса о программах поддержки.

«Общий вывод в том, что проблемы для бизнеса в целом не меняются. С течением времени меняется их приоритетность», — говорит Алексей Назаров, директор группы стратегического и операционного консультирования KPMG Russia. Если раньше упор делался на бизнес-климат, поясняет он, то в период кризиса финансовые ресурсы вышли на первое место, а бизнес-климат отодвинулся на второе.

Региональные различия

Авторы опроса также составили рейтинг регионов России по показателю совокупной благоприятности ведения бизнеса.

Показатель благоприятности рассчитывался путем суммирования средних оценок по всем категориям проблем для каждого региона. Соответственно, чем выше этот показатель, тем больше в регионе проблем, с точки зрения опрошенных.

Самыми благоприятными регионами для ведения бизнеса по результатам опроса стали Республика Адыгея, Воронежская область и Чукотский административный округ. В хвосте рейтинга субъектов РФ оказались Магаданская область, Республика Бурятия и Курская область.

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fs0.rbk.ru%2Fv6_top_pics%2Fresized%2F1005xH%2Fmedia%2Fimg%2F0%2F99%2F754433875457990

Власти знают о проблемах предпринимателей: в апреле 2015 года президент Владимир Путин поручил разработать стратегию по поддержке малого и среднего бизнеса. Итоговый проект должен быть представлен Министерством экономического развития до 1 октября, сообщил ранее РБК представитель Минэка. Детали программы будут обсуждаться, но РБК удалось ознакомиться с последней версией документа.

В систему мер, направленных на поддержку малого и среднего бизнеса, в частности, входят доступное финансирование (стимулирование банковского кредитования, развитие системы гарантий), предсказуемая фискальная политика (включая смягчение фискальной нагрузки на бизнес), квалифицированные кадры, создание новых рыночных ниш (в том числе стимулирование спроса).

Эльвира Набиуллина: «Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги»

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес proxy?url=http%3A%2F%2Fwww.forbes.ru%2Ffiles%2Fpresets%2F190_190%2Fprofile%2Fmetelitsa__vid282151e

О намеренном укреплении рубля:

«Иногда нас упрекают в том, что для того, чтобы достичь цели по инфляции, мы специально укрепляем курс. Или специально провоцируем carry trade. Но напомню, что мы с осторожностью и даже скептически относимся к факторам снижения инфляции, которые носят временный характер. А к ним относится укрепление рубля, на мой взгляд; потому что курс может двигаться и в ту, и в другую сторону. Инфляция будет низкой, если будут фундаментальные факторы (как склонность населения к сбережению, потреблению). А базировать свою политику только на движении курса не совсем корректно. Конечно, процентная ставка косвенно влияет на курс (если бы мы ее сильно снизили, то и курс снизился). Но если и другие факторы — цену на нефть никто не отменял».

Про carry trade:

О боязни «плавания»:

«Нам очень важно избавиться от идеи фикс — все время думать о курсе [рубля]. Я понимаю, что курс влияет на реальные экономические процессы. Я все это прекрасно понимаю. Но нужно привыкнуть жить в условиях плавающего курса. Во всех странах, в которых вводили плавающий курс, была боязнь «плавания». Безусловно, надо перестраивать свой тип планирования. Кстати, финансовая сфера у нас адаптировалась. Примерно год потребовалось на это. И сейчас финансовый рынок живет в условиях плавающего курса, он научился управлять своей ликвидностью. Тоже самое предстоит делать экономике, в том числе развивать инструменты хеджирования валютных рисков. Без этого в условиях плавающего курса никуда».

Читайте так же:  Как создать бизнес по производству тушенки

О подозрениях:

«Как мы перешли к плавающему валютному курсу, нас все время подозревают: то мы хотим курс [рубля] уронить, то мы его хотим специально поддержать на высоком уровне. Мы его специально роняем, как нам говорят, чтобы у бюджета были доходы; мы его специально повышаем, чтобы социальную стабильность обеспечить. Я думаю, что мы с этим недоверием к тому, что курс у нас плавающий, будем жить еще долго. Но мы ни разу с середины 2015 года в валютный рынок не вмешались. У нас реально нет необходимости управлять курсом, чтобы снижать инфляцию. Мы процентной ставкой при любом курсе можем снизать инфляцию. В этом-то и смысл новой политики, где ключевая ставка играет ключевую роль, если хотите».

О не «символическом» снижении ставки:

«Я не согласна с тем, что 0,25 п.п. — это символическое снижение ставки (как говорят некоторые экономисты). После этого решения некоторые банки заявили, что будут пересматривать в сторону понижения и свои ставки. Кстати, это касается и кредитов, и депозитов. Почему мы снизили на 0,25? Потому что мы считаем, что лучше делать последовательные небольшие шаги, чем сделать большой шаг, а после этого, если возникнут новые обстоятельства, идти на попятную. Ведь никто не знает, что будет, например, с нефтью. У нас сейчас полная эйфория, что нефть всегда будет высокой; а я напомню, что у нас всегда такая эйфория, когда она растет; сразу считаем, что она вечно будет расти. Я не хочу предсказывать, что нефть будет падать, но ведь никто не знает, что будет».

О развилке:

«Мы по многим параметрам стабилизировали финансовую систему и экономику. И сейчас есть развилка — как мы будет развиваться. Либо будем расти невысокими темпами — 1-2% в год (что называется, плюс-минус ноль), — если ничего не будем делать, если будет инерция. Если нам это не нравится и мы решим этот экономический рост подстегнуть, то следующая развилка. Либо поддадимся популизму, начнем увеличивать расходы, снизим быстро ставку и — да, в краткосрочном периоде мы можем получить высокие темпы роста. Но я убеждена, что после этого у нас будет очередной спад, очередная попытка стабилизации и очередная развилка. И есть третий вариант — структурные реформы, которые позволят нам постепенно (не сразу, а постепенно) наращивать экономические темпы роста. Сейчас мы стоим на этой поворотной точке, в начале нового экономического цикла. И каким он будет, зависит от того, какой путь мы выберем и какую политику будем проводить».

Об отозванных лицензиях и воровстве:

«Банки — это финансовые посредники. Они рискуют чужими деньгами. Когда бизнес ведет себя рискованно, он часто теряет свои деньги. А банки берут чужие деньги, при чем на доверии берут. Нам часто говорят: почему вы не заметили эти проблемы [у банка]? Почему довели до такой стадии, когда большие «дыры»? Мы стараемся делать это как можно раньше, мы внутренние процессы у себя перестраиваем. Но если есть фальсификация отчетности (если нам дают одну отчетность, а по факту она другая), мы не можем это определить. У нас нет функции оперативно-розыскной деятельности. Например, есть тема так называемых «забалансовых» вкладчиков. Когда вы отдаете деньги в банк, их берут, но не регистрируют. Это просто криминал, мошенничество, которое мы силами Центрального банка искоренить не можем. И здесь должны быть только жесткие меры. Это воровство чужих денег. Мы за воровство наказываем, а здесь — не наказываем. Почему-то когда это прикрыто таким респектабельным названием «Банк» и там наворовали, мы не наказываем виновных за воровство. Надо наказывать, только таким способом мы преодолеем эти практики.

И вторая причина, которая нам мешает быстрее принимать решения, — у нас практически нет права на профессиональное суждение. Когда мы отзываем лицензии, бывшие руководители банка могут обратиться в суд, оспорить это решение… Мы должны доказать формально, что в банке возникли проблемы, которые потребовали такого решения. Сегодня у банка одни активы, мы сказали, что они выданы техническим фирмам, завтра он принес другие активы, он поменял тут же свой баланс. И мы гоняемся за ним, чтобы достать формальные доказательства, которые нам позволят отстоять в суде, что мы по закону отозвали лицензию. У моих коллег за рубежом есть право на профессиональное суждение. Я понимаю опасения профессионального сообщества, что если будет профессиональное суждение, то может быть произвол. Произвол, коррупция. Я сама этого боюсь. Поэтому мы пытаемся быстрее применить формальные признаки. Другого пути у нас нет».

Про ответственность и ограничения:

«Но нужно повышать ответственность собственников и менеджеров. Мы отозвали 300 лицензий и не было ни одного случая, что через суд доказали, что мы действовали неправильно. Нам говорят: не отзывайте столько лицензий. Но мы просто выполняли закон, эти банки не могут существовать. В 2014 году ввели ответственность за фальсификацию отчетности. Два года прошло, до суда дошло меньше 10 дел. Понимаем, что виновность лица очень сложно доказать. При этом самое строгое примененное наказание — 1,5 года условно. Потому что по закону, если мы выявляем фальсификацию отчетности, то мы обязаны сначала выдать предписание. Получив его, банк тут же предоставляет достоверную отчетность, где уже все «дыры» есть. И таким образом руководство банка уходит от уголовной ответственности. Это сейчас нужно менять.

Нашумевшая проблема — те, кто вывел активы, уезжают за рубеж и очень долгая процедура экстрадиции. Иногда экстрадируют, но проходит три-четыре года. Мы предложили спорную меру (нас многие критикуют): если видим признаки таких правонарушений еще до отзыва лицензии (потому что банкиры у нас узнают все раньше всех и после отзыва уже некого искать) через суд добиваться в качестве обеспечительной меры ограничения выезда за границу».

Читайте так же:  Как можно сэкономить на квартплате

О маленьких банках и малом бизнесе:

«Бизнес-модель малых банков сейчас не может конкурировать с бизнес-моделью крупных. Малым банкам надо дать возможность жить с реалистичной бизнес-моделью. А не так что их бизнес-модель основана на высоких ставках по депозитам, когда они «пылесосят» вклады населения, а потом вкладываются в рискованные проекты, потому что надо отбить эти ставки. И в худшем случае — занимаются выводом активов. К сожалению, это не редкая практика. Нужна бизнес-модель, которая позволит банкам выживать. Мы не против небольших банков, и мы вообще никогда не выступали за то, чтобы количество банков уменьшить. У малых банков есть большое преимущество по работе с малым бизнесом. Крупные банки до сих пор не научились работать с малым бизнесом (если посмотреть на уровень невозвратности кредитов малому бизнесу, то он гораздо выше у крупных банков). Надо дать возможность развиваться [небольшим банкам], в том числе снизив бремя регулирования для них».

И о страховании средств малого бизнеса:

«Мы начали обсуждать возможность страхования средств малых предприятий. Именно в малых банках, чтобы у них было преимущество. Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги. У физлиц застрахованы вклады, крупный бизнес может пойти в крупные банки. Самый незащищенный в этой ситуации — малый бизнес. В крупных банках сложно получить кредит, обычно малому бизнесу дают кредиты небольшие банки, а они говорят, вы положите деньги к нам на счет, на депозит. И малый бизнес здесь оказывается заложником того банка, который дает ему кредит. Мы это прекрасно понимаем. Поэтому и начали обсуждать идею, что в рамках тех банков, которые будут специализироваться на работе с малым бизнесом, ввести небольшую систему страхования. Иного здесь варианта нет».

Эльвира Набиуллина: «Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги»

10 тезисов главы Банка России Эльвиры Набиуллиной из ее выступления на Forbes club — о курсе рубля, обвинениях в свой адрес, ограничении выезда для банкиров и малом бизнесе.

О намеренном укреплении рубля:

«Иногда нас упрекают в том, что для того, чтобы достичь цели по инфляции, мы специально укрепляем курс. Или специально провоцируем carry trade. Но напомню, что мы с осторожностью и даже скептически относимся к факторам снижения инфляции, которые носят временный характер. А к ним относится укрепление рубля, на мой взгляд; потому что курс может двигаться и в ту, и в другую сторону. Инфляция будет низкой, если будут фундаментальные факторы (как склонность населения к сбережению, потреблению). А базировать свою политику только на движении курса не совсем корректно. Конечно, процентная ставка косвенно влияет на курс (если бы мы ее сильно снизили, то и курс снизился). Но если и другие факторы — цену на нефть никто не отменял».

Про carry trade:

О боязни «плавания»:

«Нам очень важно избавиться от идеи фикс — все время думать о курсе [рубля]. Я понимаю, что курс влияет на реальные экономические процессы. Я все это прекрасно понимаю. Но нужно привыкнуть жить в условиях плавающего курса. Во всех странах, в которых вводили плавающий курс, была боязнь «плавания». Безусловно, надо перестраивать свой тип планирования. Кстати, финансовая сфера у нас адаптировалась. Примерно год потребовалось на это. И сейчас финансовый рынок живет в условиях плавающего курса, он научился управлять своей ликвидностью. Тоже самое предстоит делать экономике, в том числе развивать инструменты хеджирования валютных рисков. Без этого в условиях плавающего курса никуда».

О подозрениях:

«Как мы перешли к плавающему валютному курсу, нас все время подозревают: то мы хотим курс [рубля] уронить, то мы его хотим специально поддержать на высоком уровне. Мы его специально роняем, как нам говорят, чтобы у бюджета были доходы; мы его специально повышаем, чтобы социальную стабильность обеспечить. Я думаю, что мы с этим недоверием к тому, что курс у нас плавающий, будем жить еще долго. Но мы ни разу с середины 2015 года в валютный рынок не вмешались. У нас реально нет необходимости управлять курсом, чтобы снижать инфляцию. Мы процентной ставкой при любом курсе можем снизать инфляцию. В этом-то и смысл новой политики, где ключевая ставка играет ключевую роль, если хотите».

О не «символическом» снижении ставки:

«Я не согласна с тем, что 0,25 п.п. — это символическое снижение ставки (как говорят некоторые экономисты). После этого решения некоторые банки заявили, что будут пересматривать в сторону понижения и свои ставки. Кстати, это касается и кредитов, и депозитов. Почему мы снизили на 0,25? Потому что мы считаем, что лучше делать последовательные небольшие шаги, чем сделать большой шаг, а после этого, если возникнут новые обстоятельства, идти на попятную. Ведь никто не знает, что будет, например, с нефтью. У нас сейчас полная эйфория, что нефть всегда будет высокой; а я напомню, что у нас всегда такая эйфория, когда она растет; сразу считаем, что она вечно будет расти. Я не хочу предсказывать, что нефть будет падать, но ведь никто не знает, что будет».

О развилке:

«Мы по многим параметрам стабилизировали финансовую систему и экономику. И сейчас есть развилка — как мы будет развиваться. Либо будем расти невысокими темпами — 1-2% в год (что называется, плюс-минус ноль), — если ничего не будем делать, если будет инерция. Если нам это не нравится и мы решим этот экономический рост подстегнуть, то следующая развилка. Либо поддадимся популизму, начнем увеличивать расходы, снизим быстро ставку и — да, в краткосрочном периоде мы можем получить высокие темпы роста. Но я убеждена, что после этого у нас будет очередной спад, очередная попытка стабилизации и очередная развилка. И есть третий вариант — структурные реформы, которые позволят нам постепенно (не сразу, а постепенно) наращивать экономические темпы роста. Сейчас мы стоим на этой поворотной точке, в начале нового экономического цикла. И каким он будет, зависит от того, какой путь мы выберем и какую политику будем проводить».

Читайте так же:  Как выглядит бланк договора дарения

Об отозванных лицензиях и воровстве:

«Банки — это финансовые посредники. Они рискуют чужими деньгами. Когда бизнес ведет себя рискованно, он часто теряет свои деньги. А банки берут чужие деньги, при чем на доверии берут. Нам часто говорят: почему вы не заметили эти проблемы [у банка]? Почему довели до такой стадии, когда большие «дыры»? Мы стараемся делать это как можно раньше, мы внутренние процессы у себя перестраиваем. Но если есть фальсификация отчетности (если нам дают одну отчетность, а по факту она другая), мы не можем это определить. У нас нет функции оперативно-розыскной деятельности. Например, есть тема так называемых «забалансовых» вкладчиков. Когда вы отдаете деньги в банк, их берут, но не регистрируют. Это просто криминал, мошенничество, которое мы силами Центрального банка искоренить не можем. И здесь должны быть только жесткие меры. Это воровство чужих денег. Мы за воровство наказываем, а здесь — не наказываем. Почему-то когда это прикрыто таким респектабельным названием «Банк» и там наворовали, мы не наказываем виновных за воровство. Надо наказывать, только таким способом мы преодолеем эти практики.

И вторая причина, которая нам мешает быстрее принимать решения, — у нас практически нет права на профессиональное суждение. Когда мы отзываем лицензии, бывшие руководители банка могут обратиться в суд, оспорить это решение… Мы должны доказать формально, что в банке возникли проблемы, которые потребовали такого решения. Сегодня у банка одни активы, мы сказали, что они выданы техническим фирмам, завтра он принес другие активы, он поменял тут же свой баланс. И мы гоняемся за ним, чтобы достать формальные доказательства, которые нам позволят отстоять в суде, что мы по закону отозвали лицензию. У моих коллег за рубежом есть право на профессиональное суждение. Я понимаю опасения профессионального сообщества, что если будет профессиональное суждение, то может быть произвол. Произвол, коррупция. Я сама этого боюсь. Поэтому мы пытаемся быстрее применить формальные признаки. Другого пути у нас нет».

Про ответственность и ограничения:

«Но нужно повышать ответственность собственников и менеджеров. Мы отозвали 300 лицензий и не было ни одного случая, что через суд доказали, что мы действовали неправильно. Нам говорят: не отзывайте столько лицензий. Но мы просто выполняли закон, эти банки не могут существовать. В 2014 году ввели ответственность за фальсификацию отчетности. Два года прошло, до суда дошло меньше 10 дел. Понимаем, что виновность лица очень сложно доказать. При этом самое строгое примененное наказание — 1,5 года условно. Потому что по закону, если мы выявляем фальсификацию отчетности, то мы обязаны сначала выдать предписание. Получив его, банк тут же предоставляет достоверную отчетность, где уже все «дыры» есть. И таким образом руководство банка уходит от уголовной ответственности. Это сейчас нужно менять.

Нашумевшая проблема — те, кто вывел активы, уезжают за рубеж и очень долгая процедура экстрадиции. Иногда экстрадируют, но проходит три-четыре года. Мы предложили спорную меру (нас многие критикуют): если видим признаки таких правонарушений еще до отзыва лицензии (потому что банкиры у нас узнают все раньше всех и после отзыва уже некого искать) через суд добиваться в качестве обеспечительной меры ограничения выезда за границу».

О маленьких банках и малом бизнесе:

«Бизнес-модель малых банков сейчас не может конкурировать с бизнес-моделью крупных. Малым банкам надо дать возможность жить с реалистичной бизнес-моделью. А не так что их бизнес-модель основана на высоких ставках по депозитам, когда они «пылесосят» вклады населения, а потом вкладываются в рискованные проекты, потому что надо отбить эти ставки. И в худшем случае — занимаются выводом активов. К сожалению, это не редкая практика. Нужна бизнес-модель, которая позволит банкам выживать. Мы не против небольших банков, и мы вообще никогда не выступали за то, чтобы количество банков уменьшить. У малых банков есть большое преимущество по работе с малым бизнесом. Крупные банки до сих пор не научились работать с малым бизнесом (если посмотреть на уровень невозвратности кредитов малому бизнесу, то он гораздо выше у крупных банков). Надо дать возможность развиваться [небольшим банкам], в том числе снизив бремя регулирования для них».

И о страховании средств малого бизнеса:

«Мы начали обсуждать возможность страхования средств малых предприятий. Именно в малых банках, чтобы у них было преимущество. Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги. У физлиц застрахованы вклады, крупный бизнес может пойти в крупные банки. Самый незащищенный в этой ситуации — малый бизнес. В крупных банках сложно получить кредит, обычно малому бизнесу дают кредиты небольшие банки, а они говорят, вы положите деньги к нам на счет, на депозит. И малый бизнес здесь оказывается заложником того банка, который дает ему кредит. Мы это прекрасно понимаем. Поэтому и начали обсуждать идею, что в рамках тех банков, которые будут специализироваться на работе с малым бизнесом, ввести небольшую систему страхования. Иного здесь варианта нет».

Изображение - Курс рубля беспокоит малый бизнес 23423422330
Автор статьи: Виталий Потрясов

Позвольте представиться. Меня зовут Виталий. Я уже более 12 лет занимаюсь правоведением и юридическими наукам. Я считаю, что в настоящее время являюсь профессионалом в своей области и хочу помочь всем посетителям сайта решать разнообразные задачи. Все материалы для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в удобном виде всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 5 проголосовавших: 6

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here